Главная » Охота » В начале охотничьей тропы

В начале охотничьей тропы

Жуков Михаил Анатольевич. Родился 30 марта 1959 г. Охотой увлекался с детства, Мой дед был охотником. После окончания 8 класса поступил в местное ПТУ. Окончив его, работал на производственном меланжевом комбинате и совмещал учёбу в школе вечерней молодёжи. Когда исполнилось 18 лет, вступил в общество охотников, получил охотничий билет. В 1088 году перешёл на работу егерем и проработал до 1992. В связи с несчастным случаем получил травму позвоночника и по сегодняшний день инвалид 1 группы, прикован к инвалидному креслу. Иногда с помощью друзей выезжают на охоту и на стрельбище на соревнования по стрельбе. Решил начать писать рассказы о моих охотах. Не судите строго.

фото автора

фото автора

Детство

Своё детство на летних каникулах я проводил в деревне.

Играл с деревенскими ребятами, купался, ловил с ними рыбу, а по вечерам собирались с девчонками, и до темна сидели на завалинке.

Но больше всего любил стрелять из рогатки, просто тренируясь в точности и у меня было большое желание подстрелить воробья.

И вот однажды заметил в кустах небольшую стайку.

Кровь внутри играла, сердце учащённо билось. Я чувствовал внутри себя охотника.

Медленно пробираясь по кустам с рогаткой в руках, подкрадываясь к стайке воробьёв. Всё ближе и ближе они были ко мне. Наконец расстояние позволяло стрелять. Достав из кармана чугунку, которых наколол заранее из старого чугунка.

Заложил в кожицу рогатки, прицелился, натянул резинку и выстрелил. Ура! Попал в птичку, которая замертво упала с куста на землю. Это был мой первый трофей. Дед же пожурил меня за это. Сказав, что нельзя стрелять птицу только ради своей прихоти, если она тебе не нужна.

Он был заядлым охотником и какое-то время пока позволяло здоровье работал егерем, а затем охранял технику на торфоразработках. Ружьё в хате всегда висело на стене, и мне хотелось его подержать в руках. Но дед запретил, так как оно заряжено, на случай если появятся ночью волки.

Сараи были покрыты рогозом и волки могли проникать внутрь, такое в деревнях было не редкость. Иногда он брал меня с собой на работу, и там я мог вблизи рассмотреть ружьё. Там был сделан мой первый выстрел. И было мне тогда 13 лет. Какое-то время болело плечо, но на боль не жаловался и был доволен.

Прошли годы когда я приобрёл ружьё, но до того пытался с друзьями охотится с самодельным луком, и поджигой. Окончив восемь классов, поступил в ПТУ, куда со мной поступил мой одноклассник. Его старший брат был охотником.

В училище мы познакомились ещё с одним любителем охоты. Так сдружились и вместе ходили в лес по выходным. Было большое желание охотится, но ружья нам заменили самодельные луки.

Была прекрасная пора, золотая осень, на дворе сентябрь. Деревья одели разноцветный наряд. Красный, жёлтый, зелёный радовали своим разноцветьем. На окошенных полях стояли стога сена.

Там на Волчьей гриве было наше излюбленное место, где мы приспособили шалаш у одного из стогов. В нём мы отдыхали и хранили свои луки со стрелами. Пытались охотиться на тетеревов в березнике, и на лис на полях.

В то время было много тетеревов в тех местах и лисьих нор на буграх канав. Лисьи выводки мышковали по вечерам на полях. Нас это очень заводило. Мы расходились и двигались параллельно друг к другу вдоль канав по березнику в ожидании подъёма птиц.

Азарт захватывал всё больше с каждым вылетом тетерева. И лишь однажды одному из нас удалось сбить и добыть трофей. Это был петух, почти вылинявший до конца. Его лиры не совсем отросли и на шее остались серо-коричневые перья. Нашей радости не было предела.

На лис же удачи не было. Обычно мы забирались на стог и ждали, когда они выдут мышковать. Когда они появлялись, сразу начиналась наша охота. Ползком и перебежками от стога к стогу приближались осторожно к зверю, поджидая его подхода на выстрел. Но неудача постигала нас.

Стрелы пролетали мимо, видимо каждый хотел опередить другого с выстрелом. Так продолжалось пока не начала опадать листва и пошли дожди.

И вот однажды Николай принёс трубку, предложив распилить её пополам и сделать поджиги. Я согласился. Договорились в выходной пойти в лес к строящейся железной дороге, где их и сделать. Подробности изготовления опускаю.

Курковые поджиги были готовы к испытанию. В культтоварах купили по одному килограмму дроби 3-го № и по десять коробков спичек. Из электродов на практике в слесарке сделали шомпола. На следующий день пошли опробовать, какая будет кучность, прихватив лист бумаги и пару пустых бутылок.

Погода не радовала, небо заволокло тучами. Моросил мелкий дождь, дул слабый, но холодный ветер. Настроения это нам не испортило. И вот мы снова на Волчьей гриве у нашего шалаша. Посидели в нём, покурили, зарядили поджиги серой с одного коробка спичек и 30-ю дробинами, используя вату как пыж.

Дошли до березняка, повесили на веку берёзы бумагу. Отмерили 25 шагов. Сначала я, а потом и он, выстрелили по бумаге. Кучность нас порадовала. Осталось проверить на убойность. Поставили на сучки дерева бутылки и отошли на ту же дистанцию.

Зарядили и прицеплявшись, мушкой мне послужил согнутый палец, державший взводную скобу, выстрелили. Бутылки были разбиты вдребезги. Это послужило нам поводом, что с ними можно и поохотится, а не просто пострелять. Позже от брата я узнал, что это был малокалиберный ствол, обточенный на станке.

Видимо его хозяин хотел сделать из него вставку в ружьё. Вот, по-видимому, за счёт нарезки и была такая кучность. Охотились мы уже вдвоём. Михаил погиб от несчастного случая.

С наступлением весны поставили закутку у болотины на Волчьей гриве. У брата друга были резиновые чучела и мы решили, что будем с ними и манком охотится на уток. Нам не терпелось ждать, когда откроют охоту. Мы были молоды и азартны. Как только растаял лёд на болотинах, отправились по утрянке на первую охоту.

Зашли в сарай, взяли поджиги и заторопились к месту охоты. Ноги сами принесли нас к закутке. Начинало светать. Посадили чучела на воду, забрались в укрытие, зарядив поджиги стали манить в манок, ожидая, когда подлетят утки. Так мы просидели часа полтора. Рассвело, на востоке начинало подниматься солнце.

И вот долгожданные утки. На воду село пять чирков свистунков. Мы переглянулись, взвели скобы, прицелились и выстрелили по стайке. На воде остались дёргаться пара чирков, остальные улетели. Больше в тот день мы ничего не подстрелили. Не всегда бывает удачная охота. Всего за весну нам удалось добыть четыре чирка и одного крякового селезня.

Так и закончилась наша охота с поджигами, которые сгорели вместе с сараями. Там построили панельную пятиэтажку. Брат Николая купил новую одностволку, и они вместе ходили на охоту. Иногда я ходил с ними. А по осени купил себе двустволку с рук и охотился самостоятельно.

Юность

Шестнадцатилетним парнишкой купил у старого охотника двустволку, это была старенькая, нехромированная курковая тулка 16 калибра. К ней он отдал патронташ с четырьмя патронами. Но моей радости не было предела.

Придя домой спрятал ружьё в кладовке, чтобы мать не прознала, ведь я потратил на неё двадцать пять рублей. И о покупке решил предупредить позже, когда получу получку на работе. А в выходной решил пойти в лес на охоту уже с ружьём, а не как раньше с другом, уже имевшим охотничий билет и ружьё.

Ну вот и настал долгожданный выходной, и я в лесу, один со своим ружьём. Меня окружал сосновый бор. На душе было легко и приятно, дыша лёгким морозным утром.. За день до этого выпал снег, но не растаял, так как ударил небольшой мороз.

Я шёл по оврагу вдоль реки, надеясь увидеть рябчика и подстрелить того. Я знал, что они в этом месте живут. Ведь раньше с другом мы часто здесь ходили, и иногда ему удавалось добыть птицу. На ветвях деревьев свисали мелкие сосульки от подтаявшего снега.

И от небольшого дуновенья ветерка слышалось, будто бы мелодичный звон маленьких колокольчиков раздавался вдалеке. По ветвям щебеча и перелетая с места на место, кружилась стайка синиц, ещё не улетев ближе к жилью человека, пока не ударили морозы и не навалило много снега.

Под ногами поскрипывал снег, но меня это не волновало. Мой взгляд был сосредоточен на ветвях деревьев в надежде увидеть долгожданную птицу. Внезапно мой слух уловил голос гончей, который приближался в мою сторону. Это гончая гоняет зверя, подумал я и побежал навстречу.

Пробежав метров двести, остановился. Гон слышался уже совсем рядом. Не прошло и пяти минут, как я увидел бегущего зайца прямо на меня. Поднял ружьё, прицелился, как было описано в охотничьем минимуме, с упреждением вперёд и выстрелил.

Заяц перевернулся через голову и задёргался. Через минуту пока перезаряжал ружьё, он затих. Беляк уже почти вылинял, только спина была серой. Подошёл к косому, рассматривая его. В этот момент подбежала собака и стала его трепать.

Это была русская гончая, светло-коричневая с темно чёрной спиной. Собака оскалилась, когда я попытался забрать зайца, и я решил подождать хозяина. Скоро я услышал его окрик и отозвался.

Охотник подошёл ко мне, поздоровался и поздравил с удачным выстрелом. Но затем сделал замечание, что нельзя стрелять из-под чужой собаки тайком от хозяина. Извинившись, опустил голову, чувство вины и незнания смутило меня. Сказал, что больше так поступать не буду.

Он не обиделся на меня, и сказал, мол я молодой и всё ещё у меня впереди. Так за разговором и познакомились. Это был мужчина в годах с небольшой бородой, но уже поседевшей. Дал мне четыре патрона, узнав, что больше у меня нет и это мой первый выход с ружьём в лес.

Затем пригласил в гости на шурпу из зайца. Я поблагодарил его за патроны и приглашение, но отказался, сказав ему, что хочу ещё побродить по лесу в надежде добыть рябчика. Пожелал мне удачи и мы, попрощавшись, разошлись.

Пройдя по тропинке через сосновый бор, вошёл в ельник. Здесь тоже встречались раньше рябчики. И меня не покидала надежда увидеть и добыть птицу. На елках в тот год было много шишек. Вот вдали послышалось цоканье белки, и мой взгляд поймал падающие чешуйки от шишек и разлетающиеся в стороны самолётики от семян при лёгком ветерке.

Да... подумал я — раз белка цокала, значит она не одна. Так и оказалось. На другом дереве прыгал по ветвям второй зверёк.

Вот здорово, но мне не хотелось их стрелять, да и патронов маловато. Белка уже совсем вылиняла и сменила летнюю рыжую на серую зимнюю шубку. Полюбовавшись, не спеша направился дальше, не беспокоя зверьков.

Ещё через километр наткнулся на цепочку следов рябчика, оставленных на снегу. Настроение сразу поднялось. Вот следы, значит рябчик близко. Сердце учащённо забилось. Снял с плеча ружьё, взвёл курки и приготовился стрелять.

Продвигаясь вперёд сквозь мелкий подрост ёлочек и держа палец на спусковом крючке, был готов при подъёме птицы в любой момент выстрелить. Но каково было моё удивление и разочарование, когда я мельком увидел убегающего в густых ёлочках рябчика и не успел даже выстрелить. Обошёл вокруг всё, но птица так и не поднялась.

Дальше я наметил свой маршрут к дому. По мелятнику сосновых посадок к Анциферовскому ручейку и по его краю к реке Нерская. В небольшой дубраве заметил пролетевшего рябчика через ручей. В том месте ручей заворачивал, туда и улетела птица. Осторожно и не спеша, держа ружьё на изготовке, вышел за поворот, внимательно оглядывая деревья.

Боковым взглядом увидел рябчика на сучке молодого дубка. Он вытянул шею и похоже был готов улететь. Руки самопроизвольно прижали приклад к плечу, глаза поймали птицу на мушку и палец нажал на спусковой крючок.

Прогремел выстрел, и рябчик кубарем упал на землю. Бегу к дереву, и куда только девалась усталость? Вот он долгожданный! Подняв птицу, стал её рассматривать. Его окрас оперенья был синевато-серый с небольшой рябью поперёк туловища, а грудь и брюхо имели перья чёрного цвета с белыми каёмками.

А чёрный хвост белую каёмку. Положил его в сумку, привязанную к патронташу, и довольный удачной охотой направился к реке.

Через поле к заливному лугу, где весной разливы, вышел к ней и вдоль неё до шоссе к городу километров пять. Время близилось к вечеру. Надежда была, что поднимутся утки, которые остались зимовать на реке. Но попадались лишь ондатры до самой силосной башни. За ней река делала поворот и там была заводь.

Обычно на ней из-под кустов частенько поднимались утки. Вот и в этот раз вылетело три кряквы. Было хорошо видно, это два селезня и утка. Расстояние до них было метров тридцать. Выстрелил навскидку, но какое разочарование...промах. Успокаивало лишь то, что может ещё подниму каких-нибудь и не промажу.

Но дойдя до шоссе, так ничего и не поднялось. На мосту разобрал ружьё и убрал в чехол. По дороге домой подумал, как объясню маме откуда рябчик? Придётся рассказать о покупке ружья, в надежде что ругаться не станет и поймёт меня.

Так закончилась моя первая охота со своим стареньким ружьём. Поохотившись с ним полтора года, отдал его брату, купил новое, вступив в общество охотников. Но это уже другая история.

P.S.Прошли годы. Я работал егерем и вспоминал свою молодость. Вспомнил и ту охоту. Охота без билета была незаконной, но стремление к охоте, и желание добычи трофеев пересилили, сделав свое дело! Ведь я был молод, а егерь хорошо знаком.

Михаил Жуков 24 июня 2020 в 14:20

0




Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Это интересно

В Астраханской области вынесен приговор торговцам осетром

Собранные вторым отделом по расследованию особо важных дел Следственного Управления СК РФ по Астраханской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора в отношении 6 местных жителей. Фото: madhunter.ru. Они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. ...

Убиты трое: возбуждено уголовное дело о халатности должностных лиц

В рамках расследования убийства трех человек в Борском районе Нижегородской области возбуждено уголовное дело о халатности должностных лиц. фото: Fotolia.com Следственными органами Следственного комитета России по Нижегородской области продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по факту убийства трех человек в деревне ...