Главная » Охота » В княжеских угодьях

В княжеских угодьях

Там стоял какой-то особый, незабываемый аромат луговых цветов, цветущих лип и шиповника. В село Пластово, что раскинулось в шести верстах от Першина, привозили меня каждое лето на несколько недель, и не было более счастливых дней в моей жизни. Главное, дед был охотником и владел двумя охотничьими ружьями. В доме было все просто: еда готовилась в русской печи, вода бралась из колодца, спать доводилось на матраце, набитом пахучим клевером. Вот один из его рассказов. На всю жизнь врезались мне в память его охотничьи рассказы, а рассказывал он многое из своих похождений.

Фото автора.

Фото автора.

Осенью 1940 года отправился дед по черной тропе за зайцами.

Пришел он на Титовское поле, что находилось между сел Пластово и Афанасьево, в трех верстах от дома.

Поле километр в длину да около того в ширину.

Выстрел! Не прошел дед и двадцати шагов от края поля, как поднялся первый русачок. Промах…

Надо заметить, что стрелял дед неплохо, ружье имел шомпольное, с удивительным боем, зайца била на семьдесят шагов навылет, лишь бы попасть.

Выстрел, опять промах. Через несколько шагов поднимается второй заяц. Заяц добежал до реки Крушма и провалился под тонкий лед. Так он стрелял по одиннадцати зайцам и только двенадцатого подранил.

До сей поры не понимаю, почему зайцы после первого же выстрела не разбежались с этого маленького участка, а терпеливо поджидали неудачливого стрелка. С трудом, но достал дед свою добычу, вымученную столь неудачной охотой.

И вот одним летом моя мечта сбылась, меня взяли на охоту по перепелу. Главной моей мечтой в то время было присутствовать на охоте. Прямо за домом было ржаное поле, в котором перепелов водилось превеликое множество.

Посередине веревки привязывался кирпич, чтобы во время движения поднимать птицу. Дед и два его сына обвязались веревками метров по десять. Дичь поднималась чуть ли не каждые двадцать шагов, и я едва успевал ее подбирать. Ну а я вместо собаки должен был подбирать добычу.

Бабушка замучилась ощипывать. Добыли в тот день более двух десятков. Но на утро в русской печи в большом чугуне с картошкой перепела были приготовлены и, испуская невероятный аромат по всему дому, выставлены на общий стол.

Дичи, даже и в мою пору, держалось предостаточно, а в княжеские годы, когда специально выращивали и выпускали зайцев, фазанов и даже волков, и того больше. Угодья в окрестностях Першина и Пластова были благословенные, недаром Великим князем Николаем Николаевичем привечены.

При такой удаленности приезжие охотники не очень жаловали эти места. От железной дороги Пластово находилось в десяти верстах, в 60–70 годы туда летал раз в неделю самолет «кукурузник» из Тулы и изредка ходил автобус до областного центра.

В километре от деревни из бурьяна поднялась стая куропаток, да с таким шумом, будто бомба взорвалась. Другим летом поехал я с дедом и отцом на лошади за сеном. «Не меньше сотни поднялось, беги за ружьями», — сказал дед отцу. У меня чуть сердце не остановилось.

Дед приметил, где стая села, туда они и пошли, а я остался при лошади. Тот был скорым на ногу, быстро обернулся с ружьями и патронами. Примерно через полчаса еще четыре выстрела. Метрах в трехстах послышались первые четыре выстрела.

Принесли они шесть куропаток, доброе было жаркое! После второго залпа птицы улетели на значительное расстояние, и стрелки не стали их далее преследовать.

На скамейке около него лежали два мешка, один из них шевелился и пищал. Как-то на автобусной остановке встречаем с двоюродным братом деда Овсянкина, который слыл волчатником в деревне.

Дед достал оттуда двух маленьких черных волчат. Поинтересовались, что там. На что нам было сказано: «Волк — не собака, и в деревне ему не место». Мы сразу начали их тискать и просить подарить одного. Рассказали мы об этом дома своему деду, на что он нам, в свою очередь, поведал такую историю.

Выследив логово, как обычно один, отправился он за выводком. Дед Овсянкин каждый год волчий выводок скрадывал, да вот в этом году случилась незадача. На такой случай  всегда брал свое ружье и именной наган у деда-партизана.

Ухватив его сзади за ворот бушлата, матерый уже было совсем подобрался к горлу. Благополучно добыв волчицу, полез он в нору за волчатами, засунул наган за пояс, как вдруг на него внезапно набросился волк-самец.

Охотник, в тесноте норы, изловчился и выстрелил волку в брюхо несколько раз. До ружья не дотянуться, оно лежало поодаль, тут и пригодился наган. Так партизанское оружие спасло волчатнику жизнь.

За волчицу платили сто пятьдесят рублей, за волка сто рублей, за волчат давали по пятидесяти рублей. В то время было, за что рисковать.

Столько стоил мотоцикл «Ковровец» или большой холодильник «ЗИЛ». Выходит, деда Овсянкина ждала премия в триста пятьдесят рублей, огромные по тем временам деньги!

Весной приезжал на тягу и отстаивал зорю в барском лесу. Став охотником, я старался в каждый сезон посетить Пластово.

Любил походить вдоль речки Пластовки и Рысни, где выводились чирки, а на пруду за околицей были и кряковые. Летом в августе ходил на перепела и куропаток.

Живыми мне их видеть не доводилось, а вот зимой часто попадались их следы у реки. В этих речках водились выдры. Много раз по молодости лет сидел я в засидке, надеясь добыть чудного зверька, но ничего, кроме подмороженных ног, домой не приносил.

Нравилось отмахать десяток верст в поисках заветного русачка, а вечером у шумящего самовара, за рюмочкой любимой дедушкиной «Зубровочки», слушать его рассказы о прошлых временах. Осенью моя любимая охота была по черной тропе.

Вот уже двадцать пять лет, как не стало дедушки, но память по-прежнему хранит предания старины глубокой. Как давно это было!





Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Это интересно

Судака в Астрахань пришло меньше

Любители рыбалки отмечают, что по сравнению с прошлым годом заметно меньше в их уловах судака, жереха и щуки. В водоемах региона уже летний уровень воды, но, несмотря на это, с середины последней декады мая активизировалась мошка. Фото: Виталий Ашмарин. Заметно ...

Рыбалка под Волгоградом радует

Разумеется, большая часть рыболовных отчетов потекла с Дона. В Волгоградской области в Азово-Черноморском бассейне подошел к концу запрет на ловлю рыбы. Ездили на Дон, опять коряжники. Фото: Алексей Коломиец. Поклевки начались сразу, но капризные, много сходов. Чем выше вставало солнце, ...