Главная » Охота » Уроки Главохоты: сегодня нет государственного контроля

Уроки Главохоты: сегодня нет государственного контроля

Охотничьи традиции. Откуда они пошли? Традиции сосредоточены вокруг довольно узкого круга очень простых и одновременно важнейших явлений в жизни человека. Это рождение и смерть, взросление и старость, свадьбы и похороны, добыча «хлеба насущного». Но этот «набор» — основа, он ментален, он делает китайца китайцем, а русского русским. Охота на Руси, без сомнения, принадлежность этого «набора».

Фото Вячеслава Забугина

Фото Вячеслава Забугина

Охотничьи традиции в Государстве Российском передавались в течение всей тысячи с небольшим лет, как оно формально существует. Советский же, главохотовский отраслевой период, оказался плодовитым на новации.

Появившееся заповедное дело стало традиционным подспорьем охотничьему хозяйству. Охотнадзор, массово охвативший охотничье сообщество и профильное студенчество, вырос в традиционную преграду для массового браконьерства.

Региональная элита (давайте называть вещи своими именами) была в узде, а верхним ее слоям хватало ГЛОХов и Завидово.

Первая Красная книга России также была создана в Главохоте в 1983 году при тесном сотрудничестве ведомственной, академической и университетской наук. Это ли ни традиции? И вышли они из советской главохотовской шинели.

В этом контексте тот, кто утверждает, что главохотовское охотничье хозяйство, как система, осталось в советском прошлом, и отвергает эту часть охотничьих традиций, профессионально не образован и не владеет системным пониманием отрасли. Или — враг.

Россия, без сомнения, ресурсный мировой гегемон, ресурсная держава номер один. Однако значительная часть ресурсов, по-видимому большая, недостаточно разведана, не разработаны технологии использования ресурсов, либо их значение умышленно преуменьшается.

Впрочем, как скрывается и вред, наносимый этим ресурсам существующими (часто навязанными) технологиями добычи. Помните менделеевское: топить нефтью, значит топить ассигнациями? Это в первую очередь относится к использованию охотничьих животных.

По сути, этот ресурс выведен из-под государственного (вменяемого!) контроля, а сам контроль «распихан» по разным конвенциям, соглашениям и прочим частно-региональным «междусобойчикам» и «подзаконным актам». Государственного контроля нет как системы.

Читайте материал "Моя незабвенная Главохота: размышления старого охотоведа"

Именно поэтому ведущие ученые-охотоведы обращаются к опыту деятельности Главохоты, олицетворящей собой отраслевое устройство этого вида природопользования. В главохотовском опыте есть две важнейшие компоненты, которые, собственно, и определили успех. Это системность подходов к решению проблем и опора на передовую науку.

Великий русский философ Н. Федоров обратил внимание на то, что рознь в нашем обществе возникает по причине отсутствия общего дела. Главохота и Росохотрыболовсоюз, работая рука об руку, делали охоту для всех охотников России, русского и эвенка общим делом. Сейчас это не так.

Некоторые регионы и их охотничьи структуры, ориентированные на российские национальные интересы, сами стремятся к координации мониторинга ресурсов охотничьих животных, а некоторые — к «удельности». Это на самом деле тест на государственность.

Как показывает реальная практика, некоторые государственные структуры, как федерального, так и регионального уровня, этот тест не выдерживают. В первую голову это касается охотничьей науки.

Что же такое охотничья наука? Это, прежде всего, анализ причинно-следственных связей в природных процессах, связанных с опромышлением, добычей охотничьих животных. Это анализ, основанный на репрезентативных данных (современные методы сбора этих данных, их математическая обработка, обсуждение в профессиональной среде и в первую очередь ведущими учеными-зоологами и охотоведами).

Это, безусловно, прогноз. Прогноз, тесно привязанный, с одной стороны, к природным ритмам и популяционным трендам охотничьих животных, а с другой к тем или иным способам и объемам опромышления. Причем в пределах всего ареала, а не в отдельном хозяйстве, на чем настаивает закон.

В настоящее время этими компетенциями ведомственная наука не владеет. А какова идеология охотничьего хозяйства на государственном уровне? Иногда идеологию называют «социальным клеем». Он скрепляет, соединяет людей в общество.

Если мы зададимся этим вопросом и внимательно посмотрим на закон и принятую стратегию, то обнаружим, что в этих документах ее нет.

Нет этого «клея». И вообще «идеология» у нас под запретом. От некоторых зеленых, антиохотников, как представителей западного проекта переформатирования России, можно услышать, что история охотничьего хозяйства, а это, прежде всего, отраслевая история и, следовательно, история советского периода развития охоты в России, мол, сплошная «психологическая травма».

Читайте материал "Закон об охоте противоречит приказам Минприроды"

Но за последние 25 лет количество людей, так считающих, превратилось в устойчивое меньшинство. А большинство так и вообще не сомневается в том, что антисоветизм — инструмент, направленный против России. Кто-то небезосновательно заметил, что, когда много «тумана» во взгляде на прошлое, то и будущее становится туманным.

Из «зеленого» идеологического тумана мальтузианства, энвайроментализма (это когда человек — главное зло на планете Земля и источник всех бед) и прочих людоедских теорий отчетливо торчат уши «золотого миллиарда». И в России, по мнению незабвенной памяти госпожи Тэтчер, должно жить не более 15 млн человек. Это ли не нацизм по-британски?

Отсутствие идеологии, прежде всего идеологии патриотизма, защиты государства и народо-сбережения на государственно-пропагандистском уровне дает результаты, и образование охотоведов в последние годы печальный тому пример.

Туман в образовании российских охотоведов, попытки вообще ликвидировать такую специальность уводят охотничье хозяйство в зеленое туманное болото. А российское охотничье хозяйство, безусловно, еще недавно являлось уникальным мировым явлением и, без сомнения, мировым наследием.

Ведь заявляет же молоденький французский президент, что французский багет — оно самое, мировое наследие. Выходит, все наши соболя, пушные аукционы, миллионы охотников и сотни миллионов уток и куликов, воспроизводящихся в России и которых они, российские охотники, охраняют, значимы меньше французской булки?

Фото Александра Назарова.

«Беспричинно напористые», как сказал бы известный российский чиновник-публицист, не прогнозируемо противоречивые, беспримерно необразованные. Это черты многие наших зеленых.

Грешат этим и некоторые наши законодатели. У них и некоторых чиновников голова, что называется, «повернута» в сторону этой самой зеленой мечты, ветланд интернешнл — той самой, у которой самые «правдивые» данные о ресурсах российских охотничьих животных, незабвенной WWF и прочих «гринписах».

Читайте материал "Госдума планирует разрешить охоту в зеленых зонах"

Некоторые молодые ребята, перефразируя известного поэта, с «плакатом в руке и этой самой зеленой мечтой в башке» осаждают нефтяную платформу Приразломная в Заполярье или Госдуму в Москве. Но беспричинно ли? Зададимся еще одним вопросом.

Почему Охотдепартамент, умело «упрятанный» в МПР, не является структурой, которая может хоть как-то противостоять «зеленым» санкциям и вообще крайне изощренному давлению наших «партнеров»? Например, форменному разгрому отечественного охотничьего собаководства или навязыванию применения гуманных капканов. А ведь должен.

Политический «вес» российских отделений Гринписа или WWF несоизмеримо больше. Но ведь кто-то придумал эту антигосударственную «схему»?

Вперед! К вершинам производства органической продукции призывает российский премьер-министр. А в потреблении дичи, самой что ни наесть чистой продукции, — «полный назад»? Он же искренне считает, что интеллект — это ресурс. Но где этот ресурс в охотничьем природопользовании?

В последние десять лет «сверхинтеллектуальные» инициативы в законодательстве перекроили ландшафт охотничьего хозяйства. Из адекватного, во времена Главохоты и вплоть до принятия ФЗ № 209, он превратился в свою полную противоположность. А чему учат наших охотоведов? И кто? Об этом тоже много написано.

Все это очень напоминает успешную спецоперацию наших «партнеров» по разрушению всей коммуникационной и научно-методической инфраструктуры охотничьего хозяйства, которая существовала во времена Главохоты, включая и сферу подготовки начинающих охотников и охотоведов.

А прикрытием служит «освободительный поход» наших зеленых по защите «неотъемлемых прав» «свободолюбивых» волков, медведей и прочих росомах, уничтожающих весомую часть диких копытных, домашнего скота и, памятуя пресловутый энвайроментализм, главное планетарное зло — всяких там людей.

А статистика по людям удручающая — смерть-то страшная, а по домашнему скоту — катастрофическая. Хотя ее никто и не афиширует.

Наибольшую ненависть «партнеров» вызывают те самые скрепы, сохраняющие традиции, народ и государство. По этому поводу набрызгано такое количество слюны, что образовалось целое водно-болотное угодье, которое передовое зеленое сообщество, по-видимому, собирается сделать законодательным путем «особо охраняемой территорией». Или уже сделало.

Нашим зеленым, вернее, их настоящим хозяевам, так сказать, бенефициарам большей части громких акций, нужны результаты именной в этой области — области традиционного природопользования. Чтобы маленькие зеленые спекуляции превратились в почти религиозные ценности.

В угоду им уничтожается охотничье собаководство, да что там — целая охотничья отрасль. Глава Югославии из гаагского застенка призывал Россию и Белоруссию опасаться западной «цепной бешеной собаки».

Читайте материал "Минприроды разрешило отстреливать с вертолетов и транспортных средств кабанов и оленей"

Однако она давно не на цепи. Похоже, некоторые наши управленцы и законодатели давно покусаны этой собакой. Только после этого можно самозабвенно врать про «выколотые глаза», как о системном явлении, запрещать весеннюю охоту, зная о, по сути, массовой охоте на зимовках и «весенней» охоте в Западной Европе, запрещать традиционную охоту на берлоге.

фото: Fotolia.com

Кто-то очень метко заметил, что в мире у американцев такое количество холуев, что они с легкостью необыкновенной обоснуют попрание суверенитета любой страны. Ресурсы охотничьих животных в России не наши.

Полистайте ФЗ № 209. Они даже не присваиваются нашим оффшорным олигархатом. Они задарма отдаются нашим европейским «коллегам» по совместному опромышлению. Причем вместе с «зеленой» контрибуцией в виде массового ограничения на охоту в России и игнорирования мнения отечественной охотничьей науки.

Грань, когда максимализм юности в любви к братьям меньшим переходит в «зеленую» шизофрению и даже в экофашизм по отношению к человеку, у многих «зоозащитников» пройдена. И этот процесс умело направляется.

Достаточно появиться каким-нибудь бредовым «правилам добывания» или когда путают поллюцию с популяцией. Или когда охотоведы-недоучки начинают уродовать методики маститых ученых, подставляя туда свои фамилии. Или рядом с «питомниками», для которых выделены огромные бюджетные средства, находят массовые собачьи захоронения.

Вот тут и начинает «зеленеть» молодежь с какого-нибудь биологического факультета. Процесс этот низкобюджетен для наших «партнеров». Эти волонтеры, это «зеленое пушечное мясо» для очередного «экологического крестового» похода против «проклятых схизматиков» может готовиться в изобилии. Иногда под видом подготовки охотоведов.

Ведь «изменять» мир романтичнее, нежели сортировать мусор в Подмосковье. Даже очень небольшой «зеленый» «человеческий ресурс», оказавшийся в нужном административном месте, в состоянии проводить антинациональную охотничью политику.

Атака на Приразломную освещалась как финальный футбольный матч на чемпионате мира. А где рейды зеленых в Иркутской тайге, где ежегодный ущерб от вырубки лесов составляет миллиарды рублей?

В прессе появляются сообщения, что гринписовские активисты под «крышей» российских природоохранных организаций стремятся попасть в государственные программы, включая и Агентство стратегических инициатив при Президенте РФ.

Читайте материал "Мы ждем перемен: нужно ломать ход событий"

Как мы видим, из «зеленой орды», созданной со всем тщанием нашими «партнерами», по-прежнему выдается «ярлык» на охотничью политику России. Недавно опять зазвучали призывы к вступлению в Афро-Евразийское соглашение.

Нам «всемирного» допингового агентства мало, организовавшего «спартакиаду» англо-саксонских народов и примкнувших к ним норвежских астматиков? Нам «международный охотничий комитет» нужен с охотничьими «допинговыми офицерами» из Евросоюза, или одного «международного олимпийского» хватит?

В отношениях с Россией наши западные партнеры утратили всякие приличия. И на это надо не просто реагировать, а делать это крайне жестко.

Китайцы, например, вводят систему социальных рейтингов с широким диапазоном, вплоть до категории неблагонадежности. Любопытно, в какую бы «категорию», если бы она у нас была, попали бы «руководящие специалисты» в государственной охотничьей науке, продвигающие квотирование добычи «уток» или ратующие за вступление в AEWA?

Или когда выяснилось, что добыли соболей столько, сколько эти «специалисты» их «напрогнозировали»? Вообще вызывает множество вопросов роль российских подразделений «Гринписа» и WWF в формировании природоохранной и, что удивительно, охотничьей политики России. И не надо ли признать эти организации иностранными агентами?

Как-то наш Патриарх очень мудро заметил, что мы не поймем, куда идти, пока не выясним, как мы здесь оказались. Хотелось бы обратить внимание г. Николаева, председателя думского комитета по ресурсам, на то, что охотничье сообщество догадывается о том, как оно «здесь» оказалось и кто это все организовал. И кто его и с чьей подачи «здесь» удерживает.

В качестве примера рекомендую прочитать статью Ларисы Артуровны Гибет, опубликованную в «РОГ» от 14 февраля 2018 года, патриарха отечественного охотничьего собаководства, где, как говорится, ни убавить, ни прибавить.

Читайте материал "Прощай русская традиционная охота"

Теперь немного об экономике и геополитике. Помощник президента по экономике прямо отмечает, что попытки нашего президента развернуть социально-экономическое управление страной в сторону народных интересов вызывает лишь имитацию бурной деятельности должностных лиц.

Вместе с тем за каждой единицей продукции, получаемой на основе природных ресурсов, должно стоять государство, причем на уровне контроля каждой этой единицы. Контроля, оснащенного современным инструментарием. Это и есть суверенитет. А если нет контроля, то нет и суверенитета.

Охотничье хозяйство России крайне разнообразно по способам и даже идеологии освоения ресурсов охотничьих животных. 85 процентов российских охотников добывают крякву, а несколько сотен чукчей добывают несколько десятков краснокнижных китов и моржей, что абсолютно не вредит китам и моржам.

Но это единый «ресурс», единый «процесс», и он должен быть предметом регулирования единого законодательства, потому что живем мы в единой стране. И это освоение подчинено строгой логике, в основе которой — сохранение и воспроизводство, а само сохранение предполагает сохранение популяционного разнообразия. Нарушать эту логику нельзя!

Возникают проблемы, несущие как минимум «нерациональное» использование (сайгак). А как максимум — настоящие биологические угрозы или реальные катастрофы (кабан). Как нельзя противопоставлять охотничье и «краснокнижное» законодательство. Отвечает ли этим очевидным задачам ФЗ №209? Нет.

Биологическое оружие «партнеров» в свете «черной дыры» мониторинга охотничьих животных отнюдь не очередная страшилка. «Кризис мигрантов» в Западной Европе как-то назвали «демографическим кулаком», поднесенным афро-азиатским миром к европейскому носу.

Отсутствие реального мониторинга мигрирующих охотничьих животных в России, да и на всем постсоветском пространстве, однозначно является таким «кулаком», поднесенным непосредственно к нашему с вами носу. А пентагоновские биологические лаборатории, окружившие Россию, тому свидетельство. Так что же надо предпринять, в чем заключаются уроки Главохоты?

Во-первых, законодательно вернуть отрасли ее статус, а федеральному охотничьему министерству или комитету (новой Главохоте) реальную роль штаба отрасли. А для этого нужен новый закон.

Во-вторых, подготовить и заключить с нашими ближайшими союзниками соглашения по охране и использованию ресурсов мигрирующих охотничьих животных.

фото: Fotolia.com

В-третьих, вернуть федеральный уровень мониторинга охотничьих животных, федеральную экологическую экспертизу и наладить совместную работу по мониторингу мигрирующих ресурсов с нашими ближайшими союзниками под руководством общего координационного центра.

Переформатировать ведомственную науку, вернув в нее ведущих ученых-охотоведов. Пока они еще могут исправить положение.

В-четвертых, провести меловую черту вокруг пула национально ориентированных ученых и чиновников, участвующих в принятии решений по использованию ресурсов охотничьих животных, дабы не допустить туда «оборотней», уже приведших охотничье хозяйство к катастрофе. Таким фильтром может стать Ученый совет при будущем федеральном органе.

Читайте материал "Госдума отправит охотников учиться снаряжать гладкоствольные и нарезные патроны"

В-пятых, переформатировать Росохотрыболовсоюз с возвратом статуса федерального «министерства охотников», но с символическими «взносами», так как именно жадность и сгубила некогда замечательную общественную организацию. Или создать новую структуру, если «переформатирование» не получится, причем с воссозданием движения юных охотников.

Молодежь надо воспитывать. Эти вертикально интегрированные структуры, «министерство охоты» и «министерство охотников» могут возглавить «Общее дело» российских охотников — рациональное использование, охрану и воспроизводство охотничьих животных.

Только они могут выступить в качестве инфраструктурных локомотивов и встать на пути центробежных сил. А эти силы находят подпитку не только из-за рубежа, но и внутри страны.

В охотничьем хозяйстве отражены все ключевые функциональные характеристики Государства Российского. Это состояние элиты, народа и их соответствие традиционному национальному коду. Это уровень их взаимодействия. Это управляемость и контроль инфраструктурного состояния. Это состояние науки и технологий. А в охотничьем хозяйстве России далеко до порядка.

Защита статуса ресурсной супердержавы требует чрезвычайных усилий, самых современных научно-методических и организационных технологий. И без замены закона об охоте тут никак не обойтись.

Андрей Линьков 10 апреля 2018 в 12:10

x

Ещё про охоту и рыбалку

Рыболовные вести из калуги

Большинство добивались неплохого улова. Как всегда, много рыболовов было на Оке, как в черте Калуги, так и у Анненок, Квани, Криуш, Гремячево и Корекозово. Ловят они на дистанции 30-45 метров. Все больше на Оке любителей фидера. Из наживок практически повсеместно ...

Молодь осетровых выпустил рыбоводный завод

экземпляров молоди стерляди. В акваторию Саратовского водохранилища выпущено почти 200 тыс. Первую партию молоди осетровых выпустил рыбоводный завод «Возрождение» Средневолжского филиала ФГБУ «Главрыбвод» в рамках выполнения государственного задания по искусственному воспроизводству. шт. Всего «Возрождение» в этом году выпустит около 300 ...