Главная » Охота » Умение ловить рыбу помогло выжить без денег в Гваделупе

Умение ловить рыбу помогло выжить без денег в Гваделупе

Этой же ночью пришлось отправиться к морю искать удачу. Когда мы оказались практически без средств к существованию, я пообещал товарищу, что прокормлю его рыбалкой. Надежды на этот выход возлагались огромные, ведь ночью к берегу подходит крупная рыба. Имеющееся у меня универсальное удилище я умудрился использовать как спиннинг, как донку и как поплавочную удочку.

Фото: Алексей Марьяничев.

Фото: Алексей Марьяничев.

Там выяснилось следующее. Опоздав на пароход, мы пришли в портовый полицейский участок города Pointe-a-Pitre, чтобы понять, что нам делать.

Доминиканская республика, которая являлась конечной целью нашего круиза, была и для парохода завершающей точкой перегона, а затем Costa Pacifica поворачивал назад, отправляясь в круиз по Карибскому морю.

Мы с Борисом радовались: вот повезло! Через пару дней корабль должен был снова зайти в порт Гваделупы — таков маршрут.

Афроамериканка, этакая секс-машина с огромным задом на службе правопорядка, связалась при нас с пароходом и сообщила командованию, что мы нашлись.

У нее даже есть катер, и она по выходным выходит на троллинг в море. Потом она покосилась на мою удочку, улыбнулась и сказала, что тоже любит рыбалку.

Я спросил ее, какими трофеями она может похвастаться, и она поведала, что только в этом году поймала марлина, весившего 98 кг, ваху 35 кг и желтоперого тунца 80 кг.

Оказалось, она в курсе всех передовых моделей воблеров, попперов, джеркбейтов, всяких там силиконовых приманок и снасточек для ловли на натуральную наживку. Я заговорил с ней о приманках.

Она во мне возбудила интерес: люблю деловых женщин, что-то я нахожу в общении с ними… Хотел было с мулаткой как-то зафлиртовать, но Борин осуждающий взгляд и его шепот «Леша, она же полицейский!» подействовали на меня отрезвляюще, сразу снизив избыток моего тестостерона.

Очень советую съездить посмотреть. По правде сказать, мне никогда не нравились темнокожие женщины, но на Мартинике, Барбадосе и в Гваделупе другое дело, тут живут такие излучающие достоинство и радость красавицы! А всех этих красивых теток, точнее их прародителей, наделали пираты…

Паспорта были при нас, их нам передали полицейские, ведь электронная регистрация по пластиковой карточке при каждом заходе пассажиров на корабль позволяет вычислить опоздавшего моментально. Оставалось как-то провести эти три дня до возвращения парохода.

С вещами и деньгами в сейфах кают гораздо сложнее. При этом на международных пассажирских судах все паспорта обычно хранятся в специальной картотеке, так что доставить их в участок — дело нескольких минут. Каждая минута простоя огромного корабля обходится дорого. На то, чтобы оставить их в порту, обычно не остается времени.

Не каждый сможет поднять такой трофей. Вес групера достигает 60 кг и более. Фото: Алексей Марьяничев.

Я убеждал его, что мы продержимся и так: зачем беспокоить родственников? Оказавшись с паспортом, Борис все порывался получить срочный перевод по Вестерн Юнион, чтобы поселиться в гостинице.

Разве тебе там плохо спалось?  — А что предлагаешь делать, Леша?
 — Будем ночевать на пляже. Боря, здесь тропики, здесь не замерзнем.

Тем более у тебя есть чем укрыться, — я покосился на его пакет с новенькой курткой. — А насчет еды не беспокойся, я тебя рыбалкой прокормлю.

Боря не любил многословия.

 — Хорошо, едем, — согласился он.

Тратить оставшиеся на двоих двадцать евро было безрассудно, и мы побрели к дереву, возле которого днем встретили двух аборигенов. Оказалось, что маршрутки и автобусы уже закончили работу.

ОДИН В ДУПЛЕ, ДРУГОЙ НА РЫНКЕ

В нем комфортно и полулежа можно было отдыхать только одному. Дупло огромного дерева было свободно. Я уступил его Борису, а сам взял снасти и побрел к набережной, где днем был рынок.
Набережная была пустынна, никаких тележек, лотков и палаток — у торговцев все было быстросворачиваемое.

Однако с раздолбанного парапета в отдаленном свете тусклых фонарей кто-то рыбачил.

Ближний, худосочный, с выступающими скулами молодой мулат выпучил на меня глаза, как на пришельца с другой планеты. Я осторожно приблизился к двум стоявшим поодаль друг от друга теням.

Он бросал в лунную дорожку на воде кальмаровую приманку, умело твичил спиннингом и настороженно посматривал на меня.

Фото: Алексей Марьяничев.

После этого мулат успокоился, перестал обращать на меня внимание. Я тем временем поставил на спиннинг катушку с леской, на которую вчера поймал мурену, присоединил небольшой всплывающий воблер с заглублением до одного метра.

Я стал присматриваться, как сосед делает проводку. Вскоре он сделал подсечку и вынул кальмара, а через какое-то время второго и третьего. Иногда он опускал конец удилища в воду, чтобы его приманка больше заглублялась. Он производил забросы в разных направлениях: под прямым углом к набережной, под углом 30°, 60° и даже вдоль каменной стенки.

Пока я наблюдал за мулатом, кончик моего спиннинга дернулся, а потом согнулся, я подсек, стал вываживать и вынул небольшого кальмара, который зацепился щупальцами за тройник воблера.

Тот уже не настораживался, но молчал — видимо, не понимал английского. На радостях пошел делиться удачей с соседом. Наконец жестами и международными словами удалось объяснить, что я «руссо туристо, отстал от парохода».

Она представляла собой остроносую выгнутую волной рыбку с двумя ярусами загнутых стальных проволочек вместо крючков. Туземец, мне кажется, мало что понял, но, порывшись в сумочке, предложил мне специальную кальмаровую приманку. Я прицепил ее к карабину вместо воблера и практически тут же поймал второго кальмара.

НА СВЕТЯЩИЙСЯ ПОПЛАВОК

Я подумал, что если не сменить тактику ловли, то мы с Борей останемся голодными. И все же головоногие ловились не ахти как хорошо. Не разглядев, на что все-таки ловит дальний рыболов, я отправился к нему.

Только зубы его блеснули маленькой белой лодочкой, когда он улыбнулся в ответ на мое «руссо туристо». Одетый в темную майку, с окладистой бородой мужчина выглядел сплошной тенью.

Поймали? — спросил я.
 — Ес!  — Есть что?

У него их там было уже несколько штук и одна крупночешуйчатая, чем-то напоминающая нашего карпа рыба. Встав с ведра, он приоткрыл крышку и вынул оттуда небольшую кэт-фиш. Мужчина сказал, что она очень вкусная. Названия ее я не запомнил.

А я напрасно потратил столько времени на ловлю кальмаров! — Ого!

Фото: Алексей Марьяничев.

Он хорошо знал английский; рассказал, что русские ему нравятся, с ними ему приходилось работать, когда он служил матросом на рыболовецких суднах. Этот уже немолодой туземец оказался более разговорчивым, чем предыдущий малый.

— Садись рядом, — пригласил он и протянул мне бутылку пива.

Из соображений безопасности я отказался пить из одной бутылки с добрым дядей, хотя очень хотелось промочить горло.

Ловил он с руки, используя для намотки лески пластиковое круглое мотовильце. Моего нового компаньона звали Сэмюель. У него были и креветки, и нарезка из колбасы, и нарезка из крупных моллюсков — ими он поделился со мной. Наживку применял разную, иногда подсвечивая себе фонариком.

Он ставился вместо антенны и хорошо был виден во тьме на воде. Я быстро переставил на удочку катушку с леской, предназначенной для поплавочной оснастки, и даже нашел у себя в коробочке специальный поплавок со светящимся лоцманом.

Поплавок едва покачивался на водной глади, лоцман светился зеленым огоньком. Море было идеально спокойное. Я сделал подсечку, на леске заходила рыба. Вдруг он стал приседать, а потом ушел под воду. Это оказался неплохого размера летрин — съедобная рыба, имеющая зеленовато-коричневую окраску. Через пару минут борьбы она уже прыгала на набережной.

Я решил делать забросы в разные места: левее, правее, ближе, дальше — и шевелить приманкой, расположенной вблизи дна. Следующую поклевку пришлось ждать очень долго. Но все же рассчитывал на более крупный улов. Это привлекло рыбу, и после жадной поклевки я вытащил примерно четырехсотграммовую кэт-фиш.

Фото: Алексей Марьяничев.

Я решил делать забросы подальше от берега. Сэм очень удивился, когда я попросил его посветить мне фонариком и, переставив на удилище катушку, присоединил к леске донную оснастку.

Оснастка у меня была специальная: плоское грузило крепилось к концу сдвоенной проволоки, верхняя часть которой присоединялась к вертлюжку, а затем к карабину на леске; выгнутое дугой проволочное коромысло, одним концом закрепленное на сдвоенной проволоке, служило для крепления поводка и хорошо передавало на вершинку удилища сигнал о поклевке.

Удилище расположил под углом к набережной, оперев его о найденный в стороне ящик и прижав комель куском бетона. Чтобы в темноте не прозевать ее, я прицепил через прищепку к вершинке удилища колокольчик.

Он работал сменным грузчиком на каре в порту, уважал нашего президента, говорил, что Америку с ее политикой всемирного господства он ненавидит, а вообще он был за мир без противоборствующих сторон. К тому моменту, когда колокольчик просигналил о поклевке, мы с Сэмом уже о многом переговорили.

Затем на донку попалась среднего размера небольшая вытянутая рыба, чем-то похожая на ерша-носаря, следом за ней простипома, когда-то водившаяся вблизи Антильских берегов в большом количестве, а сейчас встречающаяся реже, и, наконец, некрупная камбала. После поклевки я выудил какую-то небольшую ершистую рыбу, и даже по поводу нее Сэм навел несколько аллегорий и сравнений, которые тут не совсем к месту вспоминать.

Под утро он предложил мне свой улов, но я отказался: ему самому семью кормить надо, к тому же я не люблю блюда из морских сомиков, не нравится мне их мясо. Сэм уже знал, что мы с Борей без денег и отстали от парохода. В результате произошел обмен: Сэм отдал мне крупночешуйчатую рыбу, а я ему сомика.

— Слушай, Сэм, а здесь ночью солью где-нибудь разжиться можно? — вдруг спросил я. — И перцем?

Мой новый товарищ почесал затылок, потом крикнул по-французски:

 — Эй, Эмануель, пойди сюда!

Оказывается, Сэм был хорошо знаком с тем скуластым парнем, который подарил мне кальмаровую блесну.

Фото: Алексей Марьяничев. Имея маску для ныряния, всегда можно добыть съедобных моллюсков в раковинах.

После покорного выслушивания указаний он куда-то удалился и вскоре вернулся с пакетиками соли, перца, несколькими кусками хлеба и, что меня совсем удивило, протянул мне два зеленовато-желтых плода лайма. Эмануель, подмотав леску, подошел. Это была роскошь!

Я тут же сделал филе из имеющейся у меня рыбы. Я объяснял гваделупцу, что хочу замариновать сырую рыбу, но не думал, что сервис окажется настолько полный. Дальше я все перемешал и, завязав края пакета узлом, придавил его куском тяжелой плиты. Затем, порезав его на небольшие кусочки, уложил в двойной полиэтиленовый пакетик, посыпал солью, перцем и полил соком лайма.

— У нас это называется хе, — объяснил я наблюдавшим за моей работой гваделупцам.

Мы с Сэмом продолжали ловить. Они многозначительно покачали головами.
Потом Эмануель ушел домой.

ЛОВЛЯ КРАБОВ И КРЕВЕТОК

Вдруг меня осенило.

Вот здесь, прямо под набережной. — Сэм, а где ты раздобыл креветок? — спросил я
— Нигде, я их наловил вот этим сачком, — сказал он и толкнул ногой бамбуковую ручку с мелкой сеткой на проволочном круге.
— Да, а где?
— Что где?

Они там обитают среди водорослей, которыми обрастают волнорезы. Тут я вспомнил, как мы ловили креветок на Черном море. Помня ту технику ловли, я попросил у Сэма сачок и фонарь и стал сачком причесывать вертикальные стены уходящих в воду парапетов.

Иногда попадались участки с густым заселением креветок; тогда достаточно было правильно направлять луч фонаря, чтобы креветки сами заскакивали в горло сачка, расположенное под углом.

Я решил креветок никак не приготавливать, а дождаться пробуждения Бори и съесть их в натуральном виде, то есть сырыми. Результат недолгой работы — почти килограмм копошащихся в пакете мелких десятиногих.

Я разделал ее на филе и добавил к уже замаринованному объему. Пока я занимался креветками, Сэм поймал на мой спиннинг еще одну мелкую камбалу.

Рыбача днем на пляже, я видел на камнях много крабов. А потом меня снова осенило. Они были небольшие, но в них тоже есть что покушать.

Они здесь мелкие?
— Здесь хорошие крабы, друг, потому что в торговом заливе для них много разной еды. —Сэм, — спросил я, — а как в этом заливе с крабами? А сейчас мне уже пора двигать к дому. Если ты хочешь половить крабов, я могу завтра принести специальную сетку. Извини, тебя я пригласить к себе не могу, у меня семья большая, к тому же мне в ночь идти на смену. Спать хочу.

— Нормально, друг, — похлопал я Сэма по спине. — Не переживай.

Договорились, что послезавтра встретимся здесь же.

И еще издали услышал храп. Половив еще немного, я смотал донку и направился к Борису.

Я обрадовался, что есть что попить, выдул треть бутылки, правда, утром узнал, что Боря набрал воды из фонтана на ближайшей площади. Подсветив фонарем, увидел стоявшую возле дерева наполненную водой полуторалитровую бутылку.

Посматривая на развалившегося в дупле VIP-туриста, я разместился с внешней стороны дерева, между его толстенных корней и, разглядывая начинающий светлеть небосвод, блаженно заснул.

Фото: Алексей Марьяничев. Добыча рыбы занимает большую часть досуга местных жителей.

Сырыми креветок, кальмаров и даже хе Боря есть отказался. Однако хорошо выспаться не удалось, потому что с рассвета в глубине ближнего квартала что-то загромыхало (очевидно, дворники убирали мусор), к тому же Боря уже кряхтел рядом, делая зарядку и тряся упитанным животом, а я очень чувствителен к разным звукам.

Денек-другой побуду вегетарианцем.
— И что ты за чудак? — Ну извини! — сказал я. — Поджарить негде.
— Ну и ладно! По мне, так хе — это первейший рыбный деликатес!

По дороге в автобусе, когда мы ехали на пляж, он уминал их с постной физиономией. С открытием овощного рынка на площади пришлось идти покупать Борису бананы. Не знаю, чего он себя так истязал, я-то был очень доволен завтраком из свежих морепродуктов…

Маска помогала мне добывать на разных глубинах раковины с моллюсками. В последующие дни в ожидании теплохода мы довольно активно проводили время: купались в море, ловили рыбу, пешком изучали остров; найдя кем-то забытую на пляже маску, ныряли.

Поскольку удочки у него не было, я сделал для него донку на основе пластиковой бутылки, с которой при определенной тренировке путем раскручивания в руке можно довольно далеко посылать грузило с оснасткой. Кстати, я научил Борю некоторым рыбацким премудростям. И Боря стал докой в этом деле.

Ночью, когда пляжи становились пустынными и такими тихими, что даже ласковый шелест прибоя казался очень громким, мы жарили на углях наш улов, потом ложились спать на раздолбанные, а потому не убранные под замок лежаки, и, прежде чем заснуть рядом друг с другом, долго созерцали незнакомое звездное небо.

Только влюбленные парочки изредка заходили в наш медвежий угол и нарушали мужскую идиллию томными вздохами...

В самолете Боря вспоминал эти три дня, как самые незабываемые в своей жизни. Через три дня пришел пароход, мы забрали из кают свои вещи и деньги и уже на другой день вылетели в Милан, а затем в Москву. Ему это «выживание» очень понравилось.

Подводя итоги существования в Гваделупе без определенного места жительства, я сделал вывод, что прожить на подножном корму в теплых краях можно легко, были бы только воля, умение, правильно поставленные цели и кое-какие снасти.

И еще я понял, что всегда нужно радоваться тому, что есть.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё про охоту и рыбалку

Достоинства и недостатки рыбных консервов

В ней полностью сохраняются такие микроэлементы, как магний, кальций и фосфор. Рыба в консервированном виде удобна для потребления, так как не требует дополнительной обработки. Этот набор необходим для поддержания полноценного функционирования эндокринной, сердечно-сосудистой и центральной нервной системы человека. В продуктах ...

Пьяный охотник выследил кабана в церкви

Охотник произвел выстрел в храме. фото: Семина Михаила Следопыт был не трезв и кабаний след  привел его к церкви бессребреников Космы и Дамиана. Житель села Курташки Атюрьевского района Мордовии шел по следу кабана. На попытки помешать ему стрелок среагировал агрессивно. Мужчина ...