Главная » Охота » Спасти доброе имя охотника

Спасти доброе имя охотника

События последних лет внесли свои коррективы не только в понимание охоты в обществе, но и в общее отношение к охотникам как со стороны граждан-обывателей, так и чиновников, которые в своем большинстве видят охоту как праздное времяпрепровождение, без которого можно вполне обойтись. И на этом крайне негативном фоне все чаще и чаще приходится слышать возгласы то «зеленых», то сочувствующих им чиновников различных «мастей» и «рангов», ратующих за всеобщее закрытие охоты в России. И закрытие охоты во многих российских регионах в весенний сезон 2020 года не просто подтвердило возможность таких действий, но и стало набатом для всех наших граждан, увлеченных этой благородной страстью.

Фото Вячеслава ЗАБУГИНА

Фото Вячеслава ЗАБУГИНА

Наверное, безвозвратно ушло время, когда занятие охотой почиталось не только обществом в целом, но и государством, не только в виде активной отраслевой поддержки охотпользователей, но и обычных охотников.

А сколько было Героев труда, орденоносцев среди охотников-промысловиков?!

Кто теперь об этом вспоминает?!

Занятие охотой в наше время, в понятии большинства чиновников, превратилось в какую-то блажь, нелепость и как бы вовсе недостойную прогрессивного общества и от которой пора отказаться вовсе.

И в то же время это самое общество во главе с противниками охоты по-прежнему ходят в мясные лавки, потчуют шашлыками и барбекю и не прочь изведать деликатесов из дичины, которая нынче частенько появляется на прилавках продуктовых супермаркетов.

Ругать охоту и охотников ныне стало до неприличия модно. Но вот только брань эта явно от лукавого.

Но почему, почему ушло из общественного понятия доброе отношение к охотнику?! Много об этом сказано. Не меньше написано.

Который год с регулярным постоянством в охотничьей периодике появляются статьи об охотничьей морали и этике, призывающие к культуре охоты, где во главу угла прежде всего ставится гуманное и благосклонное отношение к объекту охоты и уж ни в коем случае не потребительское.

Но тем не менее по-прежнему по наклонной катится отношение к охотнику в обществе, и, наверное, уже совсем недалеко то время, когда к охотнику будут относиться вообще с явным пренебрежением.

Как не допустить этого? Что нужно сделать для того, чтобы гражданин, взявший в руки охотничье ружье, не был презираем обществом?

Наверное, сегодня мы, охотники, очень близко подошли к той самой черте, за которой должны последовать определенные благоразумные действия в сохранении доброго имени — ОХОТА, а иначе нас всех ждет обвал и за всем этим, как следствие, полное уничтожение охоты как национальной культурной ценности, взращенной в течение веков.

Без всякого сомнения политика государства, направленная на попрание охоты как таковой, сделала и продолжает делать свое дело. На охотничьи общества, как общественные объединения, уже давно надеты «кандалы охотсоглашений». А те, кто не смог их оформить в срок, канули в Лету.

Да и те, кто оформил, собрав последнюю копейку, подчас не без помощи все тех же своих членов-охотников, теперь за свои же денежки обязаны сохранять животный мир во вверенных им угодьях. Животный мир, который является государственной собственностью.

Получается полное отсутствие логики в действиях властей — охрана государственной собственности за деньги самих же охранителей!

Те охотобщества, у которых не было своих угодий, развалились под давлением все дозволяющего государственного охотничьего билета, с введением которого получение права на охоту превратилось в обычный бумажный официоз, не имеющий под собой того глубокого морального стержня, которым являлось живое принятие в охотники новичка членами правлений охотобществ.

Нет, что вы, я вовсе не за монополию охотобществ в этом вопросе. Но все же, перелопатив в памяти события юности, скажу, что не было для меня тогда большей радости, чем получение охотничьего билета.

Тогда это яркое событие затмило собой многое, что привнесло с собой то счастливое, искрометное время: окончание медицинского училища, работу в госпитале и даже первую любовь, без которой эта пора просто немыслима.

Это был фейерверк радости, счастья, гордости за себя самого, что смог осилить кандидатский стаж, получить достойные характеристики, сдать минимум и стать полноправным охотником.

И самое главное — получение охотничьего билета давало возможность пойти в отдел милиции и выправить лицензию на приобретение собственного ружья! Что говорить, со сладкой тоской в мыслях вспоминаю то время.

Вступая в ряды охотников, я тогда не слышал в свой адрес ни одного упрека от окружавших меня близких, друзей, знакомых, тех, кто был к охоте крайне равнодушен, но в душе хорошо понимал, что охотничья страсть не рождается в человеке на пустом месте, нужна обязательно крепкая «закваска» и прежде всего, как лакмусовая бумажка, огромная любовь к природе.

Не скрою, что со вступлением в охотобщество во мне еще больше укрепилось чувство ответственности за то, что я взял в руки ружье. Ответственность за выстрел! Вот он, один из самых главных постулатов настоящего охотника, который нужно воспитать в себе.

А вместе с ним рождается ответственность и за живое. Ведь позиция правильной охоты есть не только показатель высоконравственной культуры человека, но и его степень глубочайшей ответственности за окружающий его животный мир.

И не понять всем этим оголтело кричащим «зеленым», как может быть совмещена любовь к природе и охота. Чтобы понять, нужно родиться охотником!

И если уже сам живой прием в общество охотников, как посвящение в святая в святых, был уже определенным, хорошо продуманным актом, когда будущему охотнику можно было посмотреть в глаза и хоть немного понять то, с чем он «пришел в охотники» — радеть за живую природу или… стрелять, то выдача госохотбилета дала возможность стать охотниками всем желающим, превратив сию процедуру в формальность.

Вот он бездонный колодец зла, порождающий не только вседозволенность, но и всевластное мышление всемогущего человека о том, что с ружьем в руках он властен над природой. И, как следствие, пренебрежение правилами, этикой охоты, породившей браконьерство, которое в последние десятилетия расцвело махровым цветом.

Посмотрите, как крепко захлестнула эта мощная гидра страну. Браконьеры разных чинов и рангов! И по ходу дела это становится определенной нормой в нашем обществе!

А пока мы, охотники, лишенные права голоса в этой чиновничьей чехарде, и запрет весенней охоты 2020 года в ряде областей это наглядно показал, по-прежнему будем думать о том, что наши голоса все же кто-то услышит там, на верхах, мы потеряем все и самое главное — НАШУ ОХОТУ.

Ведь сколько было убедительных обращений, коллективных писем охотников к главам субъектов Федерации с просьбой не закрывать весеннюю охоту. Услышали? Нет, не услышали.

Думаю, что и новые Правила охоты будут напичканы нововведениями, очень непонятными простому охотнику, но очень ясными для тех, кто поддержал введение госохотбилета.

«Сколько же человеческих выродков, омерзительной сволочи шевелится возле чистого дела охоты, влезает и пачкает ее!» Эта горькая правда, высказанная в свое время писателем Вадимом Чернышевым, как нельзя правильно отражает весь спектр охотничьей реформизации последних лет в России.

И вот еще один парадокс нашего времени — государство, как бы разрешив всем желающим стать охотниками, начало спасать само себя от этих самых охотников. Ну а как тогда можно охарактеризовать определенные действия в отношении охотников?

К примеру, в 2018 году, когда по Указу № 202 от 22. 05. 2017 г. президента РФ был запрещен любой гражданский оборот охотничьего оружия. Тогда в назначенный срок в магазинах на значительное время разом пропало не только охотничье оружие, но и патроны, порох, «жевело»…

Да, чемпионат мира по футболу — большое дело, и правоохранительные меры тут не на последнем месте.

Но ведь были в нашей спортивной и общественной истории, совсем еще и не таком давнем прошлом, 30–40 лет в истории — срок не большой, аналогичные масштабные праздники: Олимпиада 1980 года, Игры доброй воли в 1986 году… Вспомните, при каких обстоятельствах и на фоне каких мировых катаклизмов они проводились!

Но почему тогда «не боялись» охотников и не применяли подобных столь жестких запретов и ограничений? Да и вообще трудно представить, чтобы охотник с расчехленным оружием появился в общественном месте!

Скажете, что было другое время, пронизанное иными идеалами, с другим, совдеповским менталитетом… Возможно. Но тогда получается, что и к гражданину, увлеченному охотой, было уважения значительно больше, нежели в наше демократичное время! Попробуйте ответить на этот вопрос.

И не надо путать Россию-матушку с «забугорным» «диким Западом» с его многовековой историей расовой дискриминации, проводить совсем ненужные параллели. Нет, мы другие! Очень другие! И у нас все значительно иначе!

И если говорить об охоте, то в Европе ее культура прежде всего построена на пафосе атрибутики, то охота в России хранит в себе в первую очередь морально-нравственные традиции, в основе которых поэзия ее душевного восприятия, тонкое созерцание природы внутренним состоянием души.

И вовсе не трофей у русского охотника на первом месте, хотя и в этом есть своя ценность, а «убранство» души от созерцания при выходе на охоту.

И в этом и есть главное отличие русского охотника от его зарубежного собрата! Именно поэтому в русской охотничьей среде так много творчески одаренных людей, черпающих в ее действе силу для своего таланта.

Трудно, очень трудно переоценить вклад русской охоты в творчестве Бунина и Соколова-Микитова, Некрасова и Куприна, Пришвина и Бианки, Левитана и Коровина…, многих других, уже наших ныне живущих соотечественников, словом и кистью, в иных проявлениях творчества воспевающих красоту русской природы. И заметьте, все они до мозга костей — охотники!

И никогда в истории дореволюционной России, да и в больший период XX века, не принуждали охотников прятать свои ружья за семью замками в стальных сейфах. И это тоже показатель доброго и уважительного отношения государства и общества к охотникам.

Да, в далекие времена ушла добрая традиция не прятать ружье в сейф, а как образец искусства держать его на видном месте, подчеркивая тем самым не только причастность его хозяина к охоте, но и как показатель его культуры и тонкого эстетического вкуса. И в какие это было времена!

Не будем брать XIX век и уж тем более ранние эпохи и упомянем лишь прошедший — XX век, с его революциями, войнами и многими другими потрясениями.

И во всем этом, прямо скажем, общественном хаосе человек с охотничьим ружьем был уважаем! До 70-х годов прошлого века охотничье ружье можно было свободно купить в магазине. Скажете, что в то время преступности было меньше? Конечно же, нет. Просто отношение к охотнику в обществе было другим.

Да и как спрятать старенький «Голланд-Голланд», «Веблей и Скотт» или императорского образца курковочку, доставшуюся от дедов-прадедов в самый дальний угол, в железный ящик, лишив удовольствия лицезреть данную красоту и изящество.

Фото Олега Тушина

Охотничье оружие в сейфе — это заслуга сегодняшнего столь «прогрессивного» нашего гражданского общества и, как следствие, полное недоверие к охотнику.

Как же вернуть доброе имя охотнику? Вопрос сложный. И для его решения потребуется время. И строгостью законов и ограничений эту ситуацию не исправить.

Гражданину, пожелавшему встать в строй охотников, необходимо глубоко в душе осознавать, что как только жизнь человека определилась в правовой социум, охота стала для него не эхом прошлого, а, заключив себя в правовые нормы, стала частью культуры, со своей историей, традициями, воплощением благородства к животному миру, и все потому, что человек, встав на более высокую ступень своего развития, напрямую понял, что от его действий зависит и будущие животного мира, и природы в целом.

И эту золотую мораль охотника нужно прививать не выдачей госохотбилета, а на местах, в клубах и обществах охотников. И гражданин, прежде чем получить госохотбилет, должен быть прикреплен к какому-либо первичному объединению охотников и, может быть, даже пройти соответствующий испытательный срок.

Возможно, кто-то возразит! Но тогда, как проверить чистоту помыслов гражданина, пожелавшего стать охотником?!

Уверен, что любой обладатель госохотбилета должен быть членом охотничьего объединения и его занятие охотой должно быть на виду у тех, кто разделяет с ним эту страсть.

Может быть, следует ввести соответствующую поправку в условия выдачи госохотбилета, которая бы прямо указывала на то, что желающий получить госохотбилет должен предоставить вместе с соответствующим заявлением о его получении и документ о постановке на учет в охотничьем объединении.

Более того, такое нововведение в статус получения (закрепления) права охоты возвысило бы значимость охотничьих объединений, укрепив их демократизм и главенство в деле поддержки правильной охоты.

И только при таких обстоятельствах можно будет ликвидировать армию вольных стрелков-охотников, слоняющихся в угодьях, и не только в общедоступных. И только при таком раскладе дела чувство ответственности за охоту у человека станет неизменным.

Как и неотвратимость наказания, порицания в обществе самого страшного злодеяния в охоте — браконьерства, за которое нужно раз и навсегда лишать права охоты! Безвозвратно! Спасти доброе имя охоты мы, охотники, можем только сами. А как же иначе?! Ведь завтра может быть поздно!

Госохотбилет в прямом смысле убил не только в охоте дисциплину, запустив в ее ряды «вольных стрелков по живой мишени», но и разобщил, расколол охотничье братство, сделав его еще уязвимее.

Охотники разделились на тех, для кого охота сродни воздуху, а для кого досуг и времяпрепровождения, наплевательское отношение к ее культуре и традициям, для которых главное — ружье в руках.

И государство, отдав в определении охоты предпочтение последним, уравняло обе категории. Так произошло полное смешение понятия правильной охоты как культуры и просто права охоты в ее примитивном понятии.

И, несомненно, ныне любителей пострелять значительно больше, нежели тех, кто действительно вырос в душе с охотничьей страстью. Именно это и дает определенным группам антиохотников, не понимающих ее культурной ценности, влиять, и небезуспешно, на травлю охоты не только в прессе, но и на законодательном уровне со стороны государства, прикрываясь якобы гуманными целями.

И единственным их аргументом против охоты является выстрел. Ругая охоту за выстрел по дичи, они не могут внятно объяснить, почему даже русская православная церковь во все времена своего существования не осуждала занятия охотой.

Ведь есть же у охотников и свой покровитель — святой Трифон! Да и в строю священнослужителей есть и те, кто в свое время был увлеченным охотником.

Да и как же не вспомнить в этом контексте то, что среди охотников есть и те, кого церковь канонизировала! Достаточно тут упомянуть императора Николая II. Согласитесь, убийц, как представляют «зеленые» охотников, не канонизируют!

И в заключение. Убежден, что только тесное общение охотников в коллективах, иной порядок выдачи госохотбилета сможет разрубить этот гордиев узел недоверия со стороны государства и общества в целом к охотникам и вообще к чистому делу охоты.

И только так, воспитывая друг в друге культуру охоты, мы сможем вернуть ей доброе имя, тем самым сохранив ее ценность и значимость для будущих поколений, убережем от нерадивости и злых промыслов тех, кто так ратует за ее уничтожение.

Олег Трушин 7 сентября 2020 в 11:12

0




Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Это интересно

Модернизированная пуля Короткова

Посмотрите в глаза пожилым охотникам и рыболовам: как по-юношески их глаза горят задором и энергией, и можно поверить, что Бог дни, проведенные человеком на охоте и рыбалке, в срок жизни не засчитывает, и я в это верю. Фото Дмитрия ВАСИЛЬЕВА Опытные охотники говорят, что процесс охоты начинается с момента снаряжения патронов. ...

Осенняя охота на Нижней Волге откроется 26 сентября

С утренней зорьки субботы 26 сентября открывается охота на водоплавающую дичь в Астраханской области. Сезон продлится до 31 декабря 2020 г. фото: Никонова Павла Распоряжением Службы природопользования и охраны окружающей среды региона (далее - Служба) установлены нормы добычи в отношении ...