Главная » Охота » С протухшего лося — хотя бы рога

С протухшего лося — хотя бы рога

Зная, что за этой командой нужен «глаз да глаз», председатель РООиР командировал с ними старшего охотоведа. В один из дней декабря, команда охотников из членов правления районного общества охотников выехала на отстрел одного лося.

фото: Антона Журавкова

фото: Антона Журавкова

Едем!

В качестве «контролера» – охотовед Николай Иванович.

побаивались. Его уважали за справедливость, принципиальность и...

На охоте на копытных всякое бывает.

На линию стрелков может надавить не один лось, а два и, не дай Бог, три.

Высаживают нас у Суховой сторожки – дальше дороги для нашей автомашины нет.

Окружив своего начальника, слушаем инструктаж и напутствия Николая Ивановича:

Всем понятно? – Смотрите: только одного!

Хором отвечаем:

– Понятно!

– Ну, тогда распишитесь.

По просекам отмечаем: пройден один квартал, второй. Шагаем по дороге.

Все разом оживились, подтянулись к следам. А вот и лосиный переход через дорогу. Смотрим на своего командира, будто он наверняка знает, где лоси могут остановиться.

В той стороне, куда тянутся следы лосей, пойма речки Мысовки, заросшая ивняком и мелколесьем, так что за 20 метров ничего не различишь.

Остальным приказано ждать. Двое уходят по просекам обрезать выход лосей из квартала.

Следов столько, что сам черт не разберет. Возвращаются с известием – ничего нельзя разобрать. Как же! Бурное обсуждение, масса дельных «советов». Все специалисты, но решение одно – «слепой загон».

Целый час стрелки мерзли на просеке, стоя каждый на своем номере. «Слепой загон», как бывает частенько, оказался пустым. Загонщики, в конце концов, совсем запутались в лосиных набродах и, не зная куда «гнать» – по своим же следам вернулись на дорогу.

Капитан пошел снимать с номеров замерзших стрелков, и те, кляня бездарных следопытов, опять столпились на дороге.

Декабрьские деньки не такие длинные. Время к обеду. По погрызам ивняка видно, как лоси кормились тут, переходя от одного куста к другому. След в след идем по лосиной тропе, которая, как и предполагалось, привела в пойму речки.

Ни просек, ни дорог – сплошная стена ивняка, осин, берез. Как их тут возьмешь? Идущий впереди первым заметил пятно серого цвета, чем-то напоминавшее силуэт лося, стоящего за кустами.

– зашептал он. – Лось!?

Шедшие за ним натыкались на мешки впереди идущих, вытягивали шеи по направлению руки в сторону непонятного пятна.

Один из охотников залез на плечи друга, пытаясь разглядеть непонятное. Разглядеть невозможно, стрелять нельзя. исчез. Пока смотрящий сверху, держась за голову и усаживаясь поудобнее, на плечах разглядывал что-то там за кустами – серый силуэт спокойно подвинулся вправо и...

Продираясь сквозь кустарник, идем туда.

Свежие следы и кучка еще дымящихся орешков лосиного помета. Так и есть!

Воодушевленные, быстро расставились по руслу речушки, где не было сплошных зарослей и каждый видел соседа, стоящего недалеко.

Лосей и след простыл. Загонщики прокричали заросли по обе стороны русла.

Идем назад, на дорогу ближе к Ляпинским болотам. Время – третий час.

Стрелки стоят на просеке, идущей почти параллельно дороге. Обкладывать по следам лосей уже некогда, организуется «на удачу» еще «слепой» загон. Многим охотникам известно это место, как «садок» лосей, кабанов, оленей. Загонщики орут с левой стороны.

Сегодня это непроходимые заросли ивняка, камыша, осоки. Когда-то здесь вручную добывали торф, сапропель. Трудно проходимые топи, трясина.

Зверь всегда находил здесь убежище и невредимым уходил по только ему известным тропам.

Вижу, как три лося, один за одним, перескакивают дорогу, исчезают, выходят на просеку.

Выбрав идущего последним, самого крупного – стреляет. Везет Михаилу Шилову.

Мелькая среди сосен, лоси уходят вглубь квартала.

фото: Антона Журавкова

Михаил в это время, срезав прут попрямее, намотав на его конец тряпочку, зачем-то прочищал стволы своего ружья. Подтягиваемся к месту стрела. Подошел и Николай Иванович. Зачем он это делал – так никто и не понял.

– Кто стрелял?

– Михаил.

Нужно добирать! Пройдя метров сто по следам, обнаружив кровь на снегу, Николай Иванович определил – лось ранен в ногу. Уже темнеет! Но как?

Бегом туда, и вот он, широкий просек, между 6-м и 13-м кварталами Северного лесничества. Я и еще кто-то, сбросив мешки, рванулись перехватить раненого лося на боковой просеке. Собрав в кулак весь свой азарт, проваливаясь в снег, рвемся вперед по кочковатому болоту в сторону 14-го квартала.

На бегу оглядываюсь, но что-то не вижу и не слышу моего напарника. Дышать уже нечем, кровь прилила к горлу. Видно, остановился, надеясь на меня, бегущего впереди.

Разломив ружье, проверил патроны в стволах. Сил уже нет – встал, немного отдышался у крайней сосны. Мысль одна – успел лось перескочить эту просеку или ушел дальше по прямой?

Я почти пробежал половину просеки, до конца ее – метров 200. Уминаю под собой снег. Только бы загонщики чуть-чуть подождали и не пошли раньше времени вслед лосям.

Что-то тихо, спокойно.

До него – метров 30, его хорошо видно на чистом месте. Уже в сумерках, чуть впереди от меня, выходит справа лось и, слегка прихрамывая, идет поперек просеки. Раз за разом стреляю по нему.

Перевожу взгляд то в сторону, где скрылся лось, то в сторону, откуда он появился. На махах лось преодолевает расстояние до стены леса и исчезает среди деревьев 6-го квартала. Лось давно вышел из квартала, а их все нет. Где же загонщики? Опять запутались в следах или вообще не пошли?

На ней кучей стояла вся наша команда. Подождав еще немного, своим следом выхожу на дорогу. Оказывается, «члены» и не думали перехватывать раненного лося – топтали дорогу. С нетерпением ждали результатов, услышав два выстрела.

Как? – Ну?

– был ответ. – Ушел!

– Ладно, завтра проверим, – сказал нам охотовед, и мы, обсуждая события дня, с надеждой на завтра, пошли к сторожке.

На другой день все как один были на широкой просеке.

– Вот здесь я стоял, оттуда вышел лось, на этом месте я по нему стрелял, а ушел он в ту сторону, – рассказывал я всем, столпившимся у вчерашнего следа.

Идем по следу. – Так! Лось ранен, на снегу кровь, местами целые сгустки, даже на стволах березок.

Осторожно, с опаской подходим к туше лося, лежащего на боку. Прошли не больше километра.

Огромная голова с рогами в 6 и 7 отростков. Бык! Под тушей быка снег подтаял, пропитан кровью. Конец верхнего отростка отломан. Живот слегка вздут. Ноги лося, как деревянные, замерзли и не гнутся.

Обступив лося, решаем, что с ним делать?

Не испортился ли он? Лось не разделанный, в шкуре пролежал почти 18 часов. Все вопросы «с намеком» к Николаю Ивановичу. Не отравимся?

Найти и отстрелять другого. Дальше – больше, приводим все более удивительные доводы, что лось как бы дохлый и его нужно сактировать.

После долгих уговоров Николай Иванович, наконец, согласился, и все дружно взялись разделывать тушу.

Возник вопрос: Отделив шкуру, нашли два входных отверстия в грудной клетке и рану на передней ноге, чуть ниже лопатки.

Да еще с такими рогами!? – А голову кому?

Михаил стал уверять всех, что он первый стрелял в лося, ранил его, и он далеко не ушел.

Лось прошел какое-то расстояние и вот он – перед вами». Я, в свою очередь, доказывал, указывая на раны в грудь: «Это после моих выстрелов на просеке.

После долгих споров, охотовед принял мою сторону – команда его поддержала.

Мне, «как стрелку», разрешили забрать лосиную голову, не забыв поздравить с удачей.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё про охоту и рыбалку

В Омской области вынесли приговор браконьеру-самодельщику

За двух лосей омичу присудили исправительные работы и два года лишения свободы. фото: Семина Михаила Осужденный 45-летний мужчина обвинён в незаконном хранении оружия, патронов к нему и в причинении природе особо крупного вреда. Детали были разъяснены 15 октября пресс-службой регионального ...

Социальная цена на рыбу стала причиной скандала

Жители Владивостока констатируют, что в сентябре кету можно было найти за 260 рублей, сейчас средняя цена перевалила за 300, нерка стоила 320-340, а сейчас 600 рублей. Фото: Андрей Яншевский. При этом вся рыба улова этого года. Жителей приморской столицы больше ...