Главная » Охота » О последствиях COVID-19

О последствиях COVID-19

Нынешняя пандемия COVID-19 и вызванный ею экономический спад не следует считать неожиданностью. Еще перед новым — 2020 годом эти беды предсказал известный политолог, доктор исторических наук В. Соловей: «Следующий — 2020 год будет несравненно более тяжелым, опасным, чем все годы, которые мы с вами пережили, вне зависимости от того, какого мы возраста. Нас ожидают очень серьезные испытания. Они не предрешены, но они становятся все более вероятными. И я рискну сказать, что очень важно уже в феврале иметь на руках, конечно, если у вас вообще есть деньги, сумму наличными, вне зависимости от того, какое у вас материальное положение и социальный статус, потому что испытание будет одинаковым для всех». (01.01.2020 г.).

Фото Unsplash

Фото Unsplash

Мы были наслышаны о коронавирусе COVID-19, случившемся в Китае.

Считали, это далеко и с ним Китай справится.

Но он вместе с вызванным им экономическим обвалом стремительно навалился и на Россию.

Я и другие охотники были в сомнениях, откроют весеннюю охоту 2020 г. или нет.

Тем более, министр Д. Кобылкин порекомендовал губернаторам на свое усмотрение открывать или закрыть ее, также он предложил им рассмотреть меры по поддержке малых и средних бизнесменов и учесть интересы охотпользователей.

Губернатор Тверской области 23 марта объявил о закрытии весенней охоты. Я еще надеялся поохотиться в Московской. Но угроза пандемии нарастала, и 8 апреля, за три дня до открытия, губернатор А. Воробьев объявил о ее запрете.

Сведения о заболевших и умерших нарастали как снежный ком. Мне припомнилась другая трагедия — взрыв в 1986 г. на Чернобыльской АЭС. Я в то время служил в Киевском училище связи им. М.И. Калинина и исполнял обязанности начальника штаба гражданской обороны. Видел трагедию своими глазами.

Толпы пассажиров, рвущихся на московские поезда, элита отправляла семьи. Мне сегодня как-то неприятно слышать, вот, мол, балуют медработников доплатами.

Оказывается, они до сих пор ими в полной мере и не воспользовались, по причине того что у правительственных и региональных чиновников в школе были «трудности» с арифметикой. Они усвоили только два действия — отнять и поделить.

Пришлось В. Путину спасать тех, кто нас спасает. Видимо, чиновники никогда не облачались в общевойсковой защитный комплект (ОЗК). Служивые знают. В нем мы, здоровые офицеры и солдаты, долго не выдерживали.

После выполнения учебной задачи, снимая сапоги, «выливали» из них пот. А эти милые женщины в средствах защиты еще умудряются нас лечить, выдерживая смену на ногах.

Многие помнят, как В. Путин спросил одного губернатора, сколько тому потребуется времени на возведение многофункциональной больницы. Тот ответил — три года. Этот же вопрос он задал министру обороны С. Шойгу. Ответ — один месяц. И мы знаем, сколько военные строители возвели под ключ таких больниц.

Мои знакомые охотники — бизнесмены-«малыши» и середнячки заволновались — нет денег на зарплаты работникам.

Я их успокаивал, мол, слышал собственными ушами 17 апреля, как президент В. Путин заявил:

«Считаю, что в перечень наиболее пострадавших отраслей следует добавить и малые и средние компании, которые ведут торговлю непродовольственными товарами…

Объем безвозмездной поддержки для конкретной компании будет рассчитываться с учетом численности ее работников на 1 апреля исходя из суммы 12 130 руб. на одного сотрудника в месяц».

Президент подчеркнул, что кредит получит тот, кто не увольняет людей.

Мои друзья отмахивались: «Банкиры ссылаются на то, что меня нет в перечне кодов правительства, то находят другие причины, чтобы отказать».

И вот в «АИФ» № 17, 2020 г. читаю, что министр экономического развития М. Решетников лично проверил, как «малышам» выдают деньги.

«Он инкогнито позвонил в два банка, и в обоих министра фактически отфутболили». Президент устроил банкирам разнос за волокиту, а «кот Васька слушает да ест».

Д.Кобылкину следовало бы подключиться, чтобы безвозмездную помощь банкиры оказали и общественным районным охотничьим хозяйствам.

Фото автора.

Деньги на это выделяет государство! Весеннюю охоту запретили. Чем платить егерям, охотоведам и другим работникам, если за весеннюю охоту они не заработали и рубля. А ведь они охраняют и подкармливают охотничьих животных, принадлежащих государству.

Пора вам, господин министр, поставить перед премьер-министром М. Мишустиным вопрос о необходимости возрождения охотничьего хозяйства страны, что будет способствовать наполнению бюджета похудевшего от пандемии и экономического спада.

М. Мишустин, на мой взгляд, более восприимчив к разумным предложениям. Лукавство нашей власти именно в попытке доказать, что она всегда права. Мы не слышим о признании ею собственных ошибок.

Она напринимала концепции, стратегии, программы, законы, которые не исполняются, но публично об этом молчит. Нет сомнений, министерствам денег на запланированные программы будет не хватать. Наши кормильцы, нефть и газ, в цене упали ниже плинтуса.

За остальные ведомства молчу, а вот министру Д. Кобылкину напомню, что он, как и все его предшественники, совершает ошибку, не обращая внимания на предложения ученых и специалистов о необходимости возрождения охотничьего хозяйства России.

Неужто вы думаете, что сидельцы Департамента охоты способны мыслить по-государственному?

Прочтите, г-н министр, статью «Гуманитарный» капкан или капкан «гуманизма?» Алексея Вайсмана (ж-л «Охота и охотничье хозяйство» № 5, 2020 г.) касательно подписанного в 1998 г. РФ «Соглашения» о гуманных капканах. А ведь скоро состоятся Санкт-Петербургский и Байкальский пушные аукционы. Нас туда могут и не допустить.

Автор пишет: «Была осуществлена т.н. «реорганизация» «Центрохотконтроля, более похожая на его практический разгром. Был вынужден уволиться ряд ключевых сотрудников этого и без того изрядно пощипанного реформами учреждения.

Из Охотдепартамента также был принужден уволиться сотрудник, курировавший все международные темы. В составе департамента … не осталось сотрудников, не только понимающих суть работ по Соглашению (и иным международным соглашениям в сфере сохранения охотничьих ресурсов и биологического разнообразия), а хотя бы просто владеющих иностранным языком в степени, достаточной для того, чтобы вести рабочую переписку с коллегами в рамках сотрудничества и информационного обмена».

Все это не способствует авторитету руководства МПР. Задумайтесь, почему НТС покинули такие ученые, как А. Данилкин и А. Линьков. Вам известно, убытки в этой сфере только от браконьерства составляют не менее 18 млрд руб. в год. А должно быть наоборот.

Сейчас опять заполыхало в Сибири и на Алтае. Кстати, недавно промелькнуло сообщение по Иркутской области, как местные жители Усть-Кутского района задержали лодку с тремя пассажирами с канистрами бензина. Среди них был и заместитель главы района.

Якобы они намеревались в лесу выжигать сухую траву. Никто из МПР не задается вопросом — а сколько молодняка охотничьих животных и гнезд птиц с кладками уже сгорело или еще сгорит?

До начала 1990-х гг. охотхозяйственной деятельностью и товарным производством занимались 120 кооперативных и около сотни государственных, охотничье-звероводческих, охотпромысловых хозяйств и 153 колхоза и совхоза Крайнего Севера с приравненными к нему местностей.

Промысловой охотой в них занимались 25 тысяч штатных охотников и до 100 тысяч договорников-сезонников. Любительское направление включало в себя 5 тысяч приписных охотничье-рыболовных хозяйств, 500 лесоохотничьих хозяйств и охотхозяйств РОРС, ВОО, «Динамо» и ОПУ ГЛАВОХОТЫ.

За рубеж до перестройки продавалось промысловой пушнины на сумму 20 млн долл. Закупки шкурок соболя упали с 240 тысяч в 1990 г. до 53 тысяч к 2000 г. В госбюджет охотничье хозяйство РСФСР вносило в год около 2% дохода.

К великому сожалению, все это прекратило свое существование при переходе к рыночным отношениям. Борьба между хозяйствующими субъектами за охотничьи угодья (о. Ольхон на Байкале) без достаточной унификации и правового обеспечения в современных условиях порождают бесконтрольность, опустошающее браконьерство, а главное, утрату у охотпользователей чувства хозяина.

Доктор биологических наук А. Данилкин прямо указывает: «И если государство не может справиться с браконьерством, значит, что-то неладно в его устройстве: в законодательстве, в социальной организации, уровне жизни населения, системе охраны и управления ресурсами животного мира, организации охотничьего хозяйства и другом. И об этом нужно открыто говорить!»

Сегодня только и можно говорить — об «успешных» достижениях Департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства (которого в России нет), о неудержимом росте браконьерства и крупных хищников — медведей и волков.

В «Обращении» 28 апреля В. Путин прямо указал: «Развернуть программу подготовки на перспективу с учетом пандемии и экономического спада». Вот вам, г-н министр, и прямое указание на возрождение охотничьего хозяйства России. Действуйте!

Виктор Гуров 20 августа 2020 в 13:23

0




Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Это интересно

В границах памятника природы настойчиво хотят построить что-то доходное

Межрайонная природоохранная прокуратура подала исковое заявление в Дмитровский городской суд. Ответчиком является гражданин, владеющий земельным участком в границах памятника природы «Озера Нерское, Круглое, Долгое и их ближайшее окружение». Фото: Минэкологии Московской области. Ранее, в ходе совместной проверки, проведенной инспекторами эконадзора, ...

На севере Казахстана из-за вспышки птичьего гриппа могут запретить охоту

Запрет на осеннюю охоту на водоплавающих птиц может быть введен в Северо-Казахстанской области из-за вспышки птичьего гриппа. фото: Хайдакина Олега В регионе, где сезон охоты стартовал с 5 сентября, основной дичью являются водоплавающие птицы: гуси, утки, гагары, черная казарки, лысухи. ...