Главная » Охота » На Ветлуге — река славится лещами

На Ветлуге — река славится лещами

Славится она лещами, которые клюют почему-то в самую тяжёлую для рыболова пору – в середине лета, когда вязкая жара и комары на закате превращают нередко рыбалку из удовольствия в пытку. Давно собирались мы на славную реку Ветлугу. Но нам не привыкать и все эти тяготы и лишения мы готовы с лёгкостью переносить за несколько поклёвок крупного ветлужского леща, красного от злости и перепада атмосферного давления.

Фото: Александр Токарев.

Фото: Александр Токарев.

Бьет хвостом, наваливается крутым боком на сетку и плещет водой. Красный он, скорее, из-за второй причины, но и злости тоже не занимать. На плетенке фидера он ведет себя нередко более смирно, чем полукилограммовый подлещик. Но запоздала его ярость.

И только в конце августа едем со старшим сыном Дмитрием в Юркино. В июле месяце, когда лучше всего берёт лещ, выбраться на Ветлугу так и не удалось.

Выехав на берег, чтобы выгрузить вещи, любуемся широкой рекой, брызжущей солнцем. Этот посёлок находится рядом с рекой и рыбацкие места тоже, можно сказать, неподалёку. Это известное у рыбаков место – Суходол. По правую руку вдалеке виден длинный и высокий песчаный обрыв. Но мы решаем далеко не ходить и остановиться на косе, где накануне отдыхал с женой сын. И летом и зимой городские рыболовы стремятся именно к этому обрыву.

Димка говорит, и червей с собой не брал. Мол, место идеальное чтобы искупаться и рыба берёт. Но на уху наловили тогда быстро, по словам сына. Была только старая кукуруза и опарыш.

Хотя меня, конечно, больше привлекают обрывы по нашему берегу. Ладно, идём туда. Здесь явно ямы, где должен быть лещ.

И откуда столько набралось всего?.. Выгружаем рыбацкие пожитки. Но ладно, как-нибудь приютимся. Вроде бы нет ничего лишнего, а загрузили лодку и, оказалось, что самим только тесниться остаётся, буквально на краешках банок-скамеек.

Надо же – за приезд и славную реку Ветлугу, чуть-чуть… Эх, хорошо!.. Выгрузив вещи, отгоняем машину от воды и устраиваем на багажнике небольшой стол. Холодные сто грамм, ложка салата, хлебушек с самодельным салом, пахнущим чесночком, мягкое тепло «сорокаградусной», тёплый ветер и простор реки Ветлуги.

А если ещё и рыба попадётся, то это вообще праздник. За этим и едем из скучного города, затянутого пыльной дымкой и меркантильными мелочными страстями. На и тебе несколько капель… Не оставь нас без рыбы и погоды. Давай-ка, не поскупись ветлужский водяной дедушко – Водяной.

По обрывам, куда бы я хотел встать с фидером, сидят рыбаки. Заводим мотор и движемся вниз, к косе. Песчаная же коса пустынна. Не много, но есть народ.

Не берёт, может, там? – Что-то там никого нет, Димка.

Вон весь берег в рогатках. – Кто-то был здесь после нас. Мы оставляли плёс чистым. И угадили место мусором.

Свиней больше стало. – Этим сейчас не удивишь. Опять придётся собирать в пакеты и увозить с собой.

– Придётся…

Время уже на поиски и выбор места не осталось. Решаем первую ночь переночевать здесь. Да и ловить хочется. Вечерело. Не поленились, завели мотор и проверили. К тому же, по словам Димки, метров двести ниже косы есть старица, заросшая кувшинками. Хотелось и щуку половить. Да, самое место для установки жерлиц-рогулек. Вот только живца бы поймать.

И он не заставил себя ждать. На песчаной косе установили фидеры и замерли в ожидании клёва. Дело пошло… То и дело начали встряхиваться вершинки удилищ, бренчали бубенчики.

Фото: Александр Токарев.

Подлещика не было. Но на крючки попадалась только лаврушка – сопа-белоглазка не больше ладони размером. Судя по наклону плетёного шнура, уходящего в воду, ямы дальше не было. Несмотря на то, что сразу под песчаным берегом начинался свал в черноту, глубина в этом месте явно была не для донных снастей.

Как я ни забрасывал фидер, стараясь по максимуму достичь предела его дальности, но до бровки и ямы добросить не получалось. Похоже, здесь пологий скат к противоположному берегу. Если уж фирменный фидер длиной 3,9 метра не может добросить до уловистой бровки, то наши самодельные донки-фидеры, отлично работающие на малой реке, будут здесь вообще в прибрежной зоне баландаться. Всё ясно.

На живца мелкая сопа бы пошла, но знаю по опыту, что в тёплой воде придётся её менять на крючках каждые полчаса, если не раньше. Хуже всего, что кроме сопы здесь не брала никакая мелочь. Не наездишься к жерлицам туда и обратно… А плотва здесь не попадалась совсем, даже на поплавочную удочку в травке у берега.

Даже на червяка пробовал ловить, поскольку на Волге и Ветлуге без червя нечего делать в любое время, кроме зимы, конечно. Проверял и на опарыша, и на хлеб, и на кукурузу. Это не пригородная наша речка. Не было здесь плотвы. Сорожку тут, похоже, искать надо, как особо ценную рыбу.

Палатку ставим прямо на песок. Менять место поздно и мы готовимся к ночлегу. Никогда так не устанавливали жильё. Он здесь сыпучий, а сейчас и горячий, нагретый за день августовским солнцем. А под голову бревно умащивали с копной сена сверху. Обычно под палатку вначале прутья укладывали вместо пружинного матраса, а затем – папоротник, сено, сухую траву, камыш, еловый лапник, всё, что было под руками. Сейчас времени уже не было на такую подготовку. Это вместо подушки. Конец лета, но к вечеру уже веет осенней прохладой. Дров бы успеть набрать.

Но спали мало, так как и легли поздно, и встали до зари. Но, как оказалось, песок был мягкий, не жёстче лежанки из прутьев и травы, и грел, словно некая печка, почти до утра.

Когда подбежали, в свете фонарика увидели, что квивертип упруго кивает к воде. Едва стемнело, на косе послышалось бренчание бубенчика. Димка вываживает подлещика. Ага, взяло что-то!..

– Ну, вот, пап, а ты говорил плохое место, – приговаривает сын, отцепляя подлещика.

– А я что, лишь бы этот не последний был.

– Будет-будет ещё…

Вытащили ещё по одному подлещику. Вскоре опять забренчали бубенчики, почти одновременно у меня и сына. Стандарт, граммов на четыреста.

А ведь должен брать лещ, хоть и опоздали на хороший клёв. – Дим, похоже, крупняка тут не ждать. Там яма. Давай так, если на закидушки до утра не будет хваток, то утром переберёмся на другой берег, под обрыв.

Но тут должен быть сом. – Ладно, договорились.

– Поглядим…

Их мы собрали в устье старицы на мелководье. На сома мы поставили донки-закидушки, наживлённые мясом ракушек перловиц. Другой наживки не было. Кроме мяса перловиц наживили крючки на сома мелкой сопой. Думается, надо было и червей насадить.

Только ближе к осени можно увидеть такое количество небесных тел, мерцающих, вглядывающихся в нас, зовущих. Ночь была яркая от звёзд. Среди россыпей звёзд быстро скользят спутники.

Магазинную тушенку из хвостов и прочих субпродуктов сейчас есть небезопасно. Потрескивает костёр, мурлычет приёмник, греют сто пятьдесят, выпитые к ужину, в тарелках горячее пюре и самодельная тушенка. Ведём тихий неторопливый разговор, и уже смыкаются веки.

Не берёт твой подлещик больше, пойдём спать. – Ладно, Дим. Утро вечера мудренее.

– Пойдём…

На закидушки тоже ничего не взяло. Встали затемно, надеясь на клёв леща, но, как и вчера, попадалась только сопа. Позавтракав, собрались, завели мотор, и пошли на ту сторону, где желтел крутой обрыв, и виднелась узкая полоска пляжа, как раз для установки фидеров.

Да, здесь яма. Расположились и забросили снасти. Для того, чтобы попасть на бровку с косы, тянущейся с того берега, где мы ночевали, длины заброса хватало только у фирменного фидера. Но другая крайность. На короткие фидеры ловилась только сопа. Почти четырёхметровый, он упруго закидывал кормушку где-то на 50 метров, где и была бровка. Она брала прямо в яме и была немногим крупнее той, что попадалась на косе.

Лишь к вечеру на мой фидер взяла какая-то «серьёзная» рыбина. Но днём на все снасти брала только некрупная сопа. Вершинка рывками клонилась вниз. Димка ждал с подсаком, пока я водил её, пытаясь утомить. Но рыба сошла… Крючки были явно мелковаты на поводках фидера. По характеру сопротивления ясно было, что это не лещ, скорее, сом.

Так же рывками клонилась вниз вершинка, хотя чувствовалось, что эта рыба поменьше будет той, что сошла. Димка пошёл на лодке в старицу, собирать перловиц на закидушки, а у меня опять взяло что-то явно не мелкое. И это справедливо.

Наконец, подхватываю рыбу в подсак. Все ведь знают, что уходит всегда самая крупная рыбина… Это ведь не проверишь. Взял он на «бутерброд» из червя с опарышем. Это сомёнок. Значит, сомы в этой яме есть.

Фото: Александр Токарев.

Мы расставили с ним закидушки, наживив мясо перловицы и живцов. Вскоре пришёл Димка. Но сомы заклевали раньше, едва солнце ушло за горизонт. Надеялись на хватку сома ночью. Брали они на фидер и были размером… с ладонь.

И до утра не забрасывать снасти. Пришлось поднимать кормушки и крючки из воды. И нам надоело их стряхивать в воду. Сомики брали, как простые окуньки.

Брала и сопа, жадно, напористо, стараясь опередить более крупного родственничка, урвать у того из-под горбатого носа червяка с опарышем или зерно кукурузы «Бондюэль»… Попался ещё один сомёнок на килограмм с гаком. Утром стали клевать, наконец, подлещики до полкило весом и крупнее. Видимо, надо подбирать для здешнего сома уловистую наживку. Но закидушки были пустыми. Так, с налёта, взять хищника не получилось.

Фото: Александр Токарев.

Ладно, хоть я оставил камеру ГоПро включённой, а то бы проморгал кадр. Пока я ходил снимать закидушки, Димка вываживал в это время на мой фидер леща. Весов у нас не было. Лещ попался неплохой, больше килограмма, наверное, «полторашник». Таких бы с десяток…

Но мы и так хорошо половили и отдохнули на славной реке Ветлуге, хотя и не попали на знаменитый клёв леща…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё про охоту и рыбалку

В Пензенской области браконьеры застрелили двух косуль

В результате проверяющие зафиксировали девять случаев нарушения охотничьего законодательства. Сотрудники охотнадзора вместе с охотинспекторами провели рейды на территории угодий Каменского, Камешкирского, Бессоновского, Кузнецкого, Наровчатского и Сосновоборского районов. фото: Антона Журавкова в Сосновоборском районе удалось выявить факт браконьерства. Материалы дела переданы ...

Как наказывают электроудочников в Китае

После закрытия сезона добычи рыбы на реке Янзцы, здесь была поймана группа браконьеров. Фото: Евгений Кузнецов. Организованная группа лиц из восьми человек занималась запрещенным ловом, в запретное время с использованием электротока. Браконьеры получили от полугода до двух лет тюремного заключения.